Основные итоги 2017 года для российской уммы

31.12.2017 04:12:14
Основные итоги 2017 года для российской уммы


По итогам уходящего года Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) вплотную приблизилось к разрешению одной из главных своих проблем – расколу в Башкортостане. На торжествах в честь 100-летия некогда оппозиционного ему Духовного управления мусульман Республики Башкортостан (ДУМ РБ) произошло очевидное сближение их лидеров – муфтий Нурмухаммад Нигматуллин услышал от верховного муфтия Талгата Таджуддина немало добрых слов и принял от него подаренный не без умысла флаг ЦДУМ. Очевидный преемник уходящего в следующем году на пенсию Нигматуллина Айнур Арсланов в своем программном интервью также всячески хвалил ЦДУМ, а вот про Совет муфтиев России (СМР), в который ДУМ РБ пока входит, ни разу не упомянул. Примечательно, что глава СМР муфтий Равиль Гайнутдин юбилей ДУМ РБ проигнорировал, и его там представлял муфтий Нафигулла Аширов – бывший заместитель Нигматуллина. Местные верующие помнят, что в свое время Аширова настоятельно попросили покинуть Башкортостан. Впрочем, и Нигматуллин и Аширов вошли в президиум Совета муфтиев России по результатам съезда этой организации 19 декабря с.г.

Помимо "башкирской темы" были отмечены и другие позитивные для ЦДУМ моменты: в марте верховный муфтий Талгат Таджуддин в очередной раз удостоился пока недосягаемой для остальных муфтиев России чести встречи с первым лицом государства – Владимиром Путиным, а в октябре именно он в Кремле общался от имени мусульман России с королем Саудовской Аравии.

На второе место по успешности в уходящем году можно поставить ДУМ Дагестана, которое обрело "независимость" незадолго до того. Крупнейший муфтият Северного Кавказа (а по численности верующих и всей страны) поссорился с Координационным центром мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) и надлежащим образом оформил выход из этой организации. За неполный год дагестанский муфтият заключил стратегический союз с ДУМ Республики Татарстан (ДУМ РТ) и Духовным собранием мусульман России (ДСМР), провел ряд крупных конференций и нашел общий язык с новым главой республики Владимиром Васильевым, который пока демонстрирует гораздо более теплое отношение к традиционным мусульманам, нежели его предшественник Рамазан Абдулатипов.

ДУМ РТ и ДСМР по итогам тоже остались в плюсе, хотя и в меньшей степени. Муфтий Татарстана Камиль Самигуллин безальтернативно переизбрался, вошел в Межрелигиозный совет России, не пополнявшийся с 2001 года, регулярно и резонансно выступал в поддержку татарского языка, определенно затмив подвизавшихся на этой ниве общественных деятелей, а также дождался запуска Болгарской исламской академии в Поволжье. Настроение ему, правда, стал регулярно портить бывший первый заместитель Рустам Батров. Однако обличительные статьи Батрова фактически нанесли больший урон другой мусульманской организации – его смелые богословские эксперименты вызвали симпатию у ряда лидеров СМР, чем породили в этой организации внутренний конфликт между "кораническими гуманистами" и "ортодоксами", а также спровоцировали раскол в ДУМ Московской области, чей бывший лидер Арслан Садриев после интервью Батрову был наказан Равилем Гайнутдином и теперь требует ликвидации СМР.

Соратники направили Равилю Гайнутдину письмо с требованием осудить "коранитов", однако эти противоречия не привели к их полному разрыву с СМР, если судить по результатам съезда 19 декабря.

ДСМР муфтия Альбира Крганова дожило до своей первой годовщины, активно присутствуя в информационном поле и проведя множество конференций как самостоятельно, так и совместно с ДУМД, ДУМ РТ и Управлением мусульман Кавказа (Азербайджан). По итогам одной из них Альбир Крганов получил в подарок от муфтия Дагестана мусульманскую реликвию – волос пророка Мухаммеда, что повысило его авторитет среди верующих. Кроме того, Крганов смог решить вопрос землеотвода под седьмую московскую мечеть в свою пользу и перевести в юрисдикцию ДСМР минимум половину общин Московской области, ранее ориентировавшихся на СМР.

ДУМ Крыма и города Севастополя провело год спокойно, без особых достижений и потерь...

Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) понес в 2017 году серьезнейшую утрату в лице ДУМ Дагестана, что было несколько компенсировано возвращением в его ряды ДУМ Чеченской Республики (хотя официально ДУМ ЧР о возвращении в КЦМССК не объявлял - прим.редакции портала) с последующим избранием чеченского муфтия единственным заместителем главы КЦМСК муфтия Исмаила Бердиева. По факту на Северном Кавказе сейчас сформировалось два полюса традиционалистов – Грозный и Махачкала, которые солидарны далеко не по всем вопросам. Так, митинг в поддержку народа рохинджа собрал в Чечне едва ли не миллион человек, а вот в Дагестане такие акции не поддержали и вообще усомнились в необходимости защиты сильно радикализированных рохинджа.

Для СМР 2017 год начался резонансной ссорой с управлением внутренней политики администрации президента РФ и мэрией Москвы и закончился не лучше – острым конфликтом из-за раздела сфер влияния с ДУМД. В течение года Московский исламский институт едва не стал фигурантом уголовного дела, а его ректор Дамир Хайретдинов досрочно покинул свой пост, судили, обыскивали и сажали имамов СМР, а первый зампред этой организации Дамир Мухетдинов опять поссорился с Рамзаном Кадыровым – теперь на почве оценки роли русского языка и целесообразности возвращения на родину российских исламисток, бежавших на Ближний Восток.

В дополнение к вышеописанным внутренним проблемам добавились и внешнеполитические – турки и саудиты пошли новым путем, объявив бескомпромиссную борьбу с движением Фетхулаха Гюлена и радикальными ваххабитами соответственно. Вот тут связи с гюленитами сыграли против СМР и привели к конфликту с новым руководством Управления по делам религии Турции, равно как и саудовский король потерял интерес к своим бывшим союзникам, отказав в отдельной встрече с Равилем Гайнутдином и посещении московской Соборной мечети.

Главной же интригой для тех, кто следит за деятельностью СМР, стала отмена без объяснения причин и в последний момент съезда этой организации, первоначально назначенного на 9 октября и состоявшегося только 19 декабря.

На фронте борьбы с терроризмом ситуация в 2017 году сложилась неоднозначная – с одной стороны, были достигнуты очевидные успехи в Сирии, сократившие территорию "Исламского государства" (ИГ, ИГИЛ, запрещено в России) до минимума, а с другой стороны, игиловцы нанесли несколько болезненных ударов внутри России и до сих пор проверяют нашу оборону на прочность. Судя по регулярным сводкам о нейтрализации готовивших теракты игиловцев (последние сообщения – о ликвидации групп, готовивших теракты в Москве и Петербурге) террористическая угроза в стране остается высокой. Интересно отметить, что большинство выявляемых террористов теперь составляют выходцы из Средней Азии.

В заключение можно констатировать, что российская умма продолжает интенсивно видоизменяться и до полной стабилизации ее административно-территориального деления еще далеко. Впрочем, власти к этому уже привыкли и особых неудобств не испытывают.  


Роман Силантьев





Источник: Независимая газета
Остальное по теме "Актуально":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений