Конференция по профилактике экстремизма в соцсетях в Казани фактически провалилась

21.05.2017 16:55:39
Конференция по профилактике экстремизма в соцсетях в Казани фактически провалилась


Итог обсуждения актуальной темы для российских мусульман и исламских стран — в негативном образе верующих виновны журналисты и блогеры. Дискуссии между участниками встречи не получилось. Духовенство лишь наставляло СМИ, а их представители, в свою очередь, осуждали умму за закрытость и нежелание наладить диалог.

"Я даже не разочарована. Я просто констатирую, что разговор был ни о чем", — так прокомментировала у меня на странице в Facebook завкафедрой религиоведения КФУ Лариса Астахова конференцию по профилактике экстремизма. Мероприятие проходило в рамках большого KazanSummit, а его полное название "СМИ-онлайн: профилактика экстремизма в социальных сетях".

Изначально предполагалось, что на встрече будет налажен диалог между журналистами, учеными-религиоведами и исламоведами с одной стороны и представителями мусульманского духовенства — с другой. Но на деле полную свободу в выражении получили только журналист газеты "Коммерсантъ" Муса Мурадов, от "Новой газеты" — Саид-Эмин Бицоев и от телекомпании "Интер-Аз" Игбал Рустамов. Со стороны татарстанского журналистского сообщества спикера не было. Мероприятие длилось более двух часов. Даже в течение этого времени представителям местных СМИ, работающих в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, высказаться не дали.

Если обратиться к самому названию конференции, то заявленная проблематика не была раскрыта. Например, никто из спикеров не говорил о взаимодействии онлайн-СМИ с социальными сетями. Более того, даже упоминания хотя бы одной из соцсетей или мессенджеров во время встречи не прозвучало. Поэтому если бы организаторы слово "соцсети" заменили на слово "интернет", "медиапространство" или ещё что-то в этом роде, то ничего не потеряли бы.

Другая терминологическая проблема: с самого начала ни модераторами, ни организаторами не были определены ведущие термины. Участники дискуссии в свое удовольствие высказывались обо всем, что у них накипело относительно свободы в интернете, распространения экстремизма, терроризма и журналистской этики.

Небольшой порядок в дискуссию попыталась внести Лариса Астахова.

— Сегодня у нас происходит смешение двух понятий. Экстремизм и терроризм — это разные вещи, — призывала эксперт к терминологическому порядку.

Другой момент, который тоже сыграл не в пользу проведенной конференции, заключается в том, что ни организаторы, ни модераторы, ни один из названных спикеров не удосужились вписать тематику мероприятия в концепцию KazanSummit. Ясно по определению, что площадка Саммита используется для привлечения инвестиций в Татарстан, для налаживания деловых отношений, раскрытия экономических и технологических трендов в странах Востока и Ближнего зарубежья.

Поэтому вопрос "Зачем на таком деловом форуме обсуждать профилактику экстремизма?" так и остался повисшим в воздухе. Хотя ответ на него на поверхности — из-за радикалов, прикрывающих свою деятельность мусульманской риторикой, исламский деловой мир и российская мусульманская умма терпят репутационные потери. Было бы очень интересно услышать, например, конкретные кейсы, как из-за исламофобии и негативных стереотипов о мусульманах срывались деловые переговоры, подписание договоров между партнерами, рушился бизнес у предпринимателей и так далее.

К сожалению, все обсуждение свелось к тому, что нельзя ассоциировать ислам с терроризмом, экстремизмом, что мусульмане представляют мирную религию. А за ее искаженное представление ответственны блогеры и журналисты-недоучки.

— Некоторые блогеры-любители распространяют в соцсетях религиозный контент, не соответствующий традиционному исламу и насаждающий идеологию экстремизма, — заявил муфтий Татарстана Камиль-хазрат Самигуллин. Он отметил, что из-за этого у молодого поколения мусульман и представителей иных конфессий складывается неверное представление о вероучении ислама. Самигуллин призвал не выкладывать в соцсети информацию об исламе и не дезинформировать население.

— Мусульманская умма, не только российская, но и по всему миру, должна воспитать профессиональных журналистов и блогеров. Мы должны создавать СМИ, чтобы формировать качественный и проверенный контент в социальных сетях. СМИ обладают гигантским потенциалом, предоставляя потрясающие возможности для интерактивного взаимодействия, — отметил муфтий.

Его коллега и по совместительству казый Казани Абдулла-хазрат Адыгамов вовсе использовал площадку конференции для высказывания личного недовольства ушедшим с поста замглавы ДУМ РТ Рустамом Батровым. Он невзначай записал последнего в сектанты.

— Мы недовольны, когда СМИ предоставляют возможность некоторым лицам выступать с сектантскими идеями и ставить под сомнение, а правильно ли мы понимаем ханафитский мазхаб? Или это мазхаб Абу Ханифы? Нам нужно договориться, что СМИ должны сотрудничать только с официальным Духовным управлением мусульман Татарстана, — заявил Абдулла Адыгамов.

Здесь надо сделать небольшой экскурс. Дело в том, что между Батровым и Адыгамовым в республиканских СМИ завязалась полемика вокруг идеологии учения Абу Ханифы и его сподвижников. В одной из своих публикаций бывший заммуфтия ставит вопрос, какому именному учению конструктивнее следовать Духовному управлению: ханафитскому мазхабы или мазхабу Абу Ханифы. Полемика между двумя учеными сложная для понимания, высоко интеллектуальная, и чтобы дойти до её сути, надо обладать глубокими познаниями в исламской догматике и в источниках.

Тираду Адыгамова прервал главред интернет-портала "Россия для всех" и руководитель отдела национальных проектов МИА "Россия сегодня" Радик Амиров. Он заявил, что журналисты ничем не обязаны Духовному управлению, хотя всегда открыты и готовы к сотрудничеству.

Журналист посетовал, что как-то однажды позвонил в один из российских муфтиятов (он не уточнил, в какой именно), там Радик Амиров, представившись сотрудником государственного СМИ, попросил подтвердить или опровергнуть одно сообщение. Однако ему ответили, что "муфтият эту информацию не комментирует". Радик Амиров призвал Духовные управления быть более открытыми для журналистов.

Если же кратко пересказать выступления Мусы Мурадова, Саид-Эмина Бицоева, то можно сказать следующее. Первый сетовал, что государство неэффективно тратит средства, финансируя телеканалы "Россия 24", Russia Today. По словам Мурадова, в стране нет никакой пропаганды положительного образа ислама, что есть, по сути, профилактика экстремизма.

Бицоев же отмечал, что соцсети отражают, как зеркало, нынешнее положение в обществе — жесткое имущественное разделение на богатых и бедных. Первые публикуют у себя на личных страницах фото с дорогими машинами, свадьбами и предметами роскоши. Вторые это все видят, и их умы заполняют протестные идеи, чем и пользуются вербовщики радикальных экстремистских организаций.

Эксперт также негативно отозвался о современном российском чиновничестве, "паразитирующем на обществе". А в заключение посетовал, что в стране нет единой государственной программы по пропаганде, упреждающей активность экстремистов в сетях. 


Ильнур Ярхамов 




Источник: Казань
Остальное по теме "Исламские конференции, семинары и круглые столы":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений