Чем "душманы" удивили советских солдат в Афганистане

01.12.2019 15:15:19
Чем "душманы" удивили советских солдат в Афганистане


"Душманы", или моджахеды были злейшими противниками СССР во время войны в Афганистане. Опытные, жестокие и беспощадные воины они доставили немало проблем нашим солдатам. Что отличало "душманов" от других противников СССР, в чем были их особенности?

Моджахеды появились в Афганистане после прихода туда советских войск. Изначально это были небольшие группы из местных жителей, а также выходцев из соседних стран – Пакистана и Ирана. Однако к концу 1980-х годов численность противостоящих нашим солдатам "душманов" превысила 250 тысяч человек.

Тем не менее, вопреки распространенным представлениям, в их рядах не было единства и сплоченности. Моджахеды выступали против советских войск не единым фронтом, зачастую они воевали друг с другом не менее ожесточенно, чем с "шурави" (так они называли наших солдат).

Под собирательным обозначением "моджахеды" скрывались десятки и сотни группировок, разделенных по национальному, религиозному и территориальному признаку. Шииты, сунниты, хазарейцы, пуштуны и многие другие – все они периодически вступали в жестокое противостояние друг с другом, что заметно облегчало задачу нашим войскам.

Зачастую "душманы" укрывались в горах, однако будучи в населенных пунктах полностью растворялись среди местных жителей. Советские офицеры, бывавшие на рейдах и зачистках в городах и кишлаках рассказывали, что жили моджахеды в воистину средневековых, мало похожих на человеческие условиях.

Везде царила грязь и антисанитария, заботиться о чистоте своего жилища боевики считали делом не слишком важным. Как отмечали наши военнослужащие, единственным напоминанием о том, что на дворе XX век порой служили японские магнитофоны, которые каким-то образом попадали к "душманам".

Сами воевать боевики хотели далеко не всегда, поэтому зачастую они использовали для своих целей местных жителей. А поскольку бедность в Афганистане зашкаливала, то людям не оставалось ничего другого, как соглашаться пойти к "душманам" за еду и воду.

Как вспоминал майор Александр Метла, крестьянину давали мину, он устанавливал ее на дороге, где происходил подрыв советской колонны. За успешную операцию моджахеды щедро вознаграждали пособника, за провал могли и покарать. Простые крестьяне вызывали меньше подозрений у советских военнослужащих, и боевики этим активно пользовались.

Главным транспортом афганских "духов" были верблюды. В основном их использовали для транспортировки оружия. Передвигаться моджахеды предпочитали ночью, когда у наших солдат было гораздо меньше возможностей их отследить. Каждого животного "душманы" обвешивали огромных количеством тюков, из-за чего верблюдов не брал даже пулемет.

Под видом мирной продукции афганские боевики ухитрялись перевозить оружие. Сверху животное нагружалось тюками с тканями, техникой. А вот внизу, под брюхом, незаметно подвешивалось оружие.

Бытует распространенное мнение, что с моджахедами нельзя было договориться, якобы они были несговорчивыми и чрезвычайно принципиальными. Это не так.

В 1986 году советское командование направило на переговоры с боевиками майора КГБ Николая Комарова. В его задачу входило обезопасить газовое месторождение рядом с Джизданом от набегов "духов". Изначально полевые командиры все как один отказывались идти на сделку, но были и сговорчивые. Один из них – главарь крупной банды по прозвищу Джафар.

Комаров прибыл на переговоры без оружия, у него завязалась беседа с моджахедами. Когда все детали обговорили и пришли к соглашению, Джафар взял из чана плов грязными руками и поднес ко рту майора. Офицер проглотил "подношение", что означало, что сделка заключена.

Несмотря на жестокое противостояние с «шурави», тех из них, кто соглашался стать мусульманином, они легко принимали в свои ряды. Несколько сотен советских солдат за время войны были взяты в плен, некоторые дезертировали и сами пришли к боевикам.

Одним из таких военнослужащих был Сергей Красноперов. Моджахеды приняли его, сблизили с муллами. Дезертир быстро выучил язык, принял ислам. Вскоре у него появились дети от местной женщины. Красноперов до сих пор живет в Афганистане, отличить его от коренных афганцев уже невозможно.


Иван Прошкин




Источник: Русская семерка
Остальное по теме "Национальная политика":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений