Арабский проповедник Камаль эль Зант и его место в мусульманской умме Татарстана: от признания до изгнания

14.10.2016 02:18:49
Арабский проповедник Камаль эль Зант и его место в мусульманской умме Татарстана: от признания до изгнания


Начавшийся религиозный ренессанс в России после распада СССР сопровождался проникновением на ее территорию и свободной деятельностью проповедников новых религиозных движений. Нередко роль подобных миссионеров выполняли иностранцы, которые за счет собственной харизмы, обаяния, умения профессионально и доступно для понимания широкими массами новых верующих доносить религиозное учение расширили круг своих последователей, способствовали укреплению позиций нового религиозного движения в стране, в которой еще недавно атеизм был частью государственной идеологии. Наплыв подобных иностранных проповедников в Россию стал одним из каналов религиозной экспансии иностранных государств, что воспринимается сегодня как угроза национальной безопасности страны. То, что деятельность зарубежных эмиссаров новых религиозных движений таит в себе определенную опасность, сегодня является доминирующим мнением как среди государственных чиновников и силовиков, так и среди духовенства и ученых. "В 90-е годы началось интенсивное проникновение в Россию неправительственных национальных и международных организаций, часть из которых преследовала просветительские и гуманитарные, а часть также и политические цели", - пишет об исламском аспекте российско-арабских отношений Алексей Подцероб, отмечая, что «на российской территории стали действовать Международная исламская организация помощи и спасения ("Аль-Игаса"), Общество возрождения исламского наследия ("Джамаа ихьяаа ат-турас аль-ислами"), Исламский фонд Двух Святынь ("Аль-Харамейн"), Благотворительность ("Ал-Хейрийя"), Международная организация благотворительной помощи "Тайба", Международный благотворительный фонд ("Биневеленс Интернешенел Фаундейшн"), "Катар" и др." [12, c.130]. Активное участие арабских фондов в религиозном возрождении в мусульманских регионах России подтверждают и исследователи из Саудовской Аравии: "Начиная с конца 1980-х гг. в "мусульманских" автономиях России, а также в центральноазиатских республиках и в Закавказье, стали действовать саудовские благотворительные фонды, ставившие своей целью содействовать возрождению там мусульманского образования и традиций" [1, c.281], - пишет саудовский политолог Маджид бен Абдель Азиз ат-Турки.

Специфической особенностью прибытия арабских проповедников зарубежных форм ислама в регионы компактного проживания мусульман (в частности, в Татарстан) является то, что их широкие слои верующих воспринимают в качестве более продвинутых и грамотных в вопросах исламской теологии, чем местное духовенство. По признанию Ильдуса Файзова, занимавшего в 2011-2013 гг. пост муфтия Татарстана, "на любого араба смотрели чуть ли никак на самого пророка Мухаммеда" [11]. Тем более, если этот араб выступал с религиозной проповедью. Одной из таких фигур, оставивших свое определенное место в новейшей истории исламского сообщества Татарстана, стал Камаль эль-Зант, который с 1992 по 2013 гг., проживая в Казани до своего отъезда из России, более 20-ти лет занимался религиозной проповедью в Поволжье. Об этой фигуре и его месте в новейшей истории мусульман Татарстана стоит остановиться подробнее.

1.jpg

Камаль Абдуль Рахман эль-Зант родился 3 октября 1974 года в Ливане. Подобно многим другим представителям арабской молодежи второй половины ХХ века, которые хотели получить высшее образование, он отправляется в Россию: в возрасте 18 лет в 1992 году эль-Зант приезжает в Казань, где поступает в Казанский государственный медицинский институт на лечебный факультет. В 1999 году он его успешно заканчивает, после чего поступает в ординатуру на отделение онкологии (годы обучения: 1999-2002 гг.), а затем на отделение общей хирургии (годы обучения: 2002-2004 гг.). За эти годы он женится на местной татарке, в браке имеет четверых детей. Благодаря этому эль-Зант получает российское гражданство, при этом сохраняет паспорт гражданина Ливана (т.е. обладает двойным гражданством). После этого официально приступает работать в Городском онкологическом диспансере в Казани, по отзывам коллегам по работе, считался неплохим специалистом.

Отметим, что в Татарстане помимо эль-Занта работают и другие арабы, приехавшие в Россию учиться как врачи, но затем женившись на местных женщинах и осевших в стране пребывания, устроились на работу по специальности (например, в Казани живет и работает врачом-хирургом в Республиканской клинической больнице Мухаммед Хамед из Ливии, который тоже иногда выступал как проповедник).

Однако параллельно с этой работой, Камаль эль-Зант занялся активно религиозной проповеднической деятельностью среди мусульман Татарстана, и это было неслучайно. Как отмечают специалисты, "в ходе учебы в российских вузах или работая в представительствах иностранных благотворительных организаций в России, граждане арабских стран - сторонники неправительственных религиозно-политических организаций распространяют исламскую литературу радикального характера, оказывают идейную и материальную поддержку своим российским единомышленникам" [13, c.46], - пишет о таких арабских студентах востоковед Константин Поляков.

По признанию самого Камаля эль-Занта, религиозные знания он получил дома в Ливане, обучаясь в школе. Приехавшие в Казань многие арабские студенты попали под соблазны светской жизни. Для того, чтобы этому как-то противодействовать сами же арабские студенты решили избрать из своей среды проповедника: на эту роль подошел как раз Камаль эль-Зант. Поскольку первоначально по приезду он плохо знал русский язык, религиозные проповеди велись одно время на арабском языке среди своих соплеменников. При этом был переводчик, который параллельно переводил с арабского языка на русский для пришедших послушать арабского проповедника местных жителей Татарстана [5].

2.jpg

В предисловии к своей первой книге "Расскажи мне о Вере" Камаль эль-Зант вспоминает, что первые свои занятия по исламскому вероучению он вел среди местных татарских женщин, многие из которых были пенсионного или предпенсионного возраста: "отличие от молодых, апалар (с татарского языка переводится "тёти", только в форме обращения к старшей по возрасту женщине. - прим.) очень терпеливо относились ко мне, когда из-за языкового барьера мне было тяжело объяснить им что-то. Я часто признавался им в том, что они являются экспериментальной группой, и они тоже к этому относились с терпением, и я признателен каждой из них" [7, c.5]. В условиях дефицита кадров мусульманского духовенства в Татарстане в 1990-е годы, а также тот факт, что перед ними будет выступать араб (выше приводилось мнение об удивительном превозношении частью мусульман Татарстана любого иностранца из мусульманских стран Востока как знатока ислама), ему был обеспечен успех. И для этого были определенные обстоятельства.

Приехав учиться на врача, эль-Зант попал в то время, когда в Татарстане, как и по всей России, происходило массовое религиозное возрождение. Для эль-Занта это стало прекрасной возможностью реализовать себя на ниве религиозной проповеди. В 1990-е годы, когда в республике возвращались мусульманам старые здания мечетей и строились новые, проповедь в них велась на татарском языке. Камаль эль-Зант не знал татарского языка, но постепенно хорошо овладел русским языком, сумел привлечь очень многих городских молодых татар, которые тянулись к религии, но при этом в языковом плане были ассимилированы: плохо знали и плохо понимали татарский язык. Для Казани это не редкая картина. После возвращения здания Бурнаевской мечети верующим в 1994 году Камаль эль-Зант по пятницам стал там вести свои проповеди. Имам Бурнаевской мечети Фаргат Мавлетдинов охотно пускал вести пятничные намазы арабского проповедника: аудитория прихода только росла. У Камаля эль-Занта, помимо того, что он вел проповеди на русском языке, было еще два качества, делавшее его популярным: во-первых, как этнический араб ему простые обыватели больше доверяли как знатоку ислама, хотя специального религиозного образования у него изначально по приезду в Россию не было; во-вторых, хорошо поставленная речь, умение харизматично выступать с интонацией, которая "заводила" верующих, также привлекала к этому арабскому проповеднику многих рядовых верующих. Добавляло к его харизме и то, что он работал врачом, а религиозной проповедью занимался в свободное от работы время, т.е. он не был муллой на зарплате, а это создавало вокруг него ореол бессребреника и нестяжателя. Поклонников становилось все больше.

Чтобы компенсировать пробел в религиозном образовании, а также не получить обвинений в том, что он - самоучка, Камаль эль-Зант решил получить диплом. В 2008 году он поступил на заочное отделение в Ливанский университет "Аль-Джинан" (г. Триполи) в магистратуру по направлению "Коранические науки". Еще ранее Коран он выучил к 30 августа 2001 года наизусть, а в 2003 году стал Коран-хафизом (профессиональным чтецом Корана, который наизусть выучил текст Священной книги мусульман).

Постепенно популярность Камаль эль-Занта росла: он стал выступать в разных мечетях Казани, ездить по районам и другим городам Татарстана, его приглашали на лекции и проповеди в Башкортостан, Марий Эл, Мордовию, Ульяновскую, Кировскую и Тюменскую области, Ханты-Мансийский автономный округ. Понять религиозные взгляды арабского проповедника было поначалу сложно, поскольку в 1990-е - первой половине 2000-х годов он не публиковал своих книг, аудиодисков с его лекциями не продавалось. Слава о нем была устной. О нем знали, но поскольку он не имел никакого официального статуса в среде исламского духовенства, не претендовал на какое-то особое положение в мусульманском сообществе, сулящее материальное обеспечение, не был священнослужителем в какой-нибудь мечети (для эль-Занта была характерна роль кочующего проповедника, выступающего в разных мечетях), то в нем не видели конкурента за симпатии верующих. Немалую роль в росте известности эль-Занта сыграл муфтий Татарстана Гусман Исхаков (на посту муфтия в 1998-2011 гг.), сочувствовавший ваххабитам, который явно симпатизировал арабскому проповеднику. Собственно, звезда Камаля эль-Занта взошла именно при Гусмане Исхакове: его книги и аудиодиски стали выходить именно во время нахождения на посту муфтия Исхакова. И тот факт, что он свободно и без каких-либо необходимых документальных разрешений вел проповеди в мечетях во многом было вызвано именно с непротивления этому муфтия.

В середине 2000-х годов он уезжает на время из России. Причин срочного отъезда до сих пор неизвестно, но за возвращение эль-Занта ратовали его поклонники. По одной из историй, услышанных автором, в ряде мечетей Казани, в которых выступал с проповедями Камаль эль-Зант и где его хорошо помнили, даже специально пускали после пятничных намазов шапку, чтобы верующие могли "скинуться" на возвращение арабского проповедника обратно в Казань. В конечном итоге Камаль эль-Зант вернулся в Казань. Нельзя исключать, что уже и с другими целями и задачами, чем просто работать врачом. Квартиру ему предоставил приход мечети "Ометлеляр" [5], впоследствии тесно связанный с Культурным исламским центром "Семья", к которому эль-Зант тоже будет иметь отношение.

Со второй половиной 2000-х годов популярность Камаля эль-Занта начинает расти, что было связано с началом массовой доступности в то время Интернета, появлением социальных сетей, которые обеспечивали максимально широкую популяризацию его проповедей и лекций. По его собственному признанию, вскоре ему предложили выпустить книги, поклонники проспонсировали открытие его персонального сайта (www.kamalzant.ru) и стали тиражировать его выступления на СD и DVD-дисках [5]. Успех был обеспечен. В 2007 году выходит его первая книга "Расскажи мне о Вере" (потом переиздавалась несколько раз).

3.jpg

Вслед за этим издается в 3-х томах вторая его книга "Нравы мусульманина" (2010-2011), причем на обе книги дается положительная рецензия муфтия Татарстана Гусмана Исхакова и других религиозных деятелей. Эти две его книги стали весьма популярны, хорошо переиздавались, вышли также аудио-версии книг. Добавим, что и сейчас книги можно приобрести в мусульманских книжных магазинах в Татарстане без особого труда, несмотря на то, что дальше ситуация для Камаля эль-Занта изменится.

Во многом после того, как выступления Камаля эль-Занта появились в печатном виде, можно было познакомиться с его взглядами более детальнее. Просто до этого это было затруднительно: все знали, что есть арабский проповедник, выступающий в мечетях на русском языке с зажигательными проповедями, но об их содержании мало было известно. И после этого стали звучать со стороны татарских имамов резко критические отзывы. Татарский богослов Фарид Салман первым поднял вопрос о содержании книг Камаля эль-Занта: "Вот свежий пример. С одобрения лично муфтия Г. Исхакова издана книга "Расскажи мне о Вере" Камаля эль-Занта, еще недавно ливанца, а ныне российского подданного. Книга пронизана насмешками над нами, татарами. Оказывается, мы совершаем хадж в Булгары, у нас есть какой-то особый "святой" Хыдр Ильяс, который выходит из могилы (!) и помогает тем, кто у него что-то просит. Книга, думаю, не без умысла написана на языке, который отлично поймет даже очень слабо владеющий русским языком деревенский житель. Все это сопровождается обильным цитированием коранических стихов. Автор ставит целью запрограммировать мусульман-татар и, прежде всего, сельских жителей на определенные цели. Ведь именно на селе пока еще сохраняется первоначальная чистота татарского ислама. В общем, мы неправильные, и ислам у татар не тот. А вот муфтию Г. Исхакову книга понравилась. В предисловии к книге он пишет: "Предложенная книга представляет собой прекрасную работу автора Камаля эль-Занта для тех, кто хочет утвердиться в своей вере, а также для тех, кто стоит на пути поиска истины". Комментарии, как принято говорить, излишни..." [16, c.200-201]

В одной из рецензий указывалось на то, что в книге "Расскажи мне о Вере" (2007) Камаль эль-Зант дает антропоморфистское толкование атрибутов Аллаха, неприемлимое с точки зрения ханафитского мазхаба и больше свойственное ваххабитам: "Автор, опираясь на буквальное понимание сакральных текстов ислама, утверждает, что у Аллаха есть конкретное место на небе. При этом он говорит о том, что небо - это все, что выше нас, и оно безгранично [6, c.103]. Все это по сути совпадает с мнением представителей ваххабитского учения. А это противоречит традиционному воззрению суннитов о том, что Бог существует без места, без образа и без направления, ибо Он Сам является создателем места и пространства" [15].

Председатель Совета улемов Духовного управления мусульман Республики Татарстан Рустам Батров обратил внимание, что в своей книге "Расскажи мне о Вере" (2007) Камаль эль-Зант приписывает основателю мазхаба (религиозно-правовой школы в исламе) Абу Ханифе (699-767), которого придерживаются мусульмане Татарстана, слова о трехсоставном определении исламской веры (убеждение сердцем, подтверждение языком и выполнение действиями), что является искажением и не соответствует действительности (с точки зрения Батрова Абу Ханифа не ставил требование выполнение действий как подтверждение веры для мусульман). Батров считает, что включение этого постулата в определение мусульманской веры необходимо больше ваххабитам, поскольку именно они под необходимостью подтверждать свою веру действиями подразумевают совершение терактов: "Мы в Татарстане тоже встали на этот путь. И выглядит он так: трехсоставное определение веры - такфир - теракт. Первые две станции пройдены. Недавние события в Нурлате [18] (попытка подрыва милицейской машины) показывают, что началась высадка на третьей, конечной, станции" [2], - пишет Батров в критической статье о книге Камаля эль-Занта.

Однако дальше критика Камаля эль-Занта стала набирать еще больший оборот, приняв уже серьезный характер. 30 января 2011 года на республиканском телеканале «Татарстан - Новый Век» (ТНВ) в программе "7 дней" был показан видеосюжет, в котором Камаля эль-Занта и имама казанской мечети "Эниляр" Шавката Абубакирова показали как сторонников ваххабизма. Все это происходило на фоне кардинальных кадровых изменений в Духовном управлении мусульман Республики Татарстан: 13 января 2011 года с поста муфтия ушел Гусман Исхаков, и на его место пришел убежденный противник ваххабизма Ильдус Файзов, который стал проводить политику деваххабизации. Покровительствующий эль-Занту Исхаков уже не мог никак помочь арабскому проповеднику. Более того, выяснилось, что эль-Зант вводил в заблуждение мусульман Татарстана, заявляя ранее, что является сотрудником отдела дагвата (пропаганды) ДУМ РТ. Тщательно просмотревший штатное расписание муфтията Ильдус Файзов не обнаружил нигде сотрудника Камаля эль-Занта. Попытка последнего вместе с имамом Абубакировым через суд привлечь по статье 129 Уголовного кодекса РФ за клевету республиканский телеканал, показавший их обоих как пропагандистов ваххабизма, не дала результата.

16 июня 2011 года Совет улемов Духовного управления мусульман Татарстана признал книгу Камаля эль-Занта "Расскажи мне о Вере" (2007), а также книги еще нескольких авторов несоответствующими традиционному для татар исламу ханафитского мазхаба [4]. Тем не менее тот продолжал свою миссионерскую работу, выступая с лекциями в различных мечетях Татарстана, не имея на это никакого свидетельства и разрешения. Фактически это была нелегальная, подпольная работа [14]. Как отмечают исследователи, "не имея богословского образования (только в 2008 г. он поступил в исламский университет "Аль-Джинан" в Ливане, где учился заочно), во многом будучи самоучкой, он приобрел определенную популярность в среде городской татарской молодежи. В основе его проповедей лежала идея панисламисткого единства, согласно которой приверженцы любых течений в исламе являются истинными мусульманами. На практике это выливалось в то, что его лекции посещали представители различных исламистских направлений" [17, c.200].

Эксперты обратили внимание на деятельность Региональной общественной организации "Культурный исламский центр "Семья" (президент - Рафаэль Афлятунов, занимающийся также гостиничным бизнесом в Казани, ему принадлежит гостиница "Гольфстрим"), расположенной в Казани и имеющей представительство в Высокой Горе (райцентр в 19 км от Казани). Центр "Семья" (Казань, ул.2-я Азинская, д.1в) зарегистрирован 24 июня 2011 года, деятельность которого отождествляли с идеологией "Братьев-мусульман" [8, c.153]. По этому же адресу находится казанская мечеть "Ометлеляр", в которой также с лекциями регулярно выступал арабский проповедник. Саму мечеть исследователи относят к тем, вокруг которых группируются исламисты [3, c.104]. В 2012 году Камаль эль-Зант стал работать вице-президентом в этом центре "Семья", который выпускал на русском и татарском языках газету "Крепкая семья". В конечном итоге региональные власти Татарстана наконец-то осознали куда ведет его миссионерская деятельность среди татарской молодежи, были предприняты меры: центр "Семья" был ликвидирован как юридическое лицо постановлением Советского районного суда г. Казани 12 октября 2012 года (основание - нарушение федерального закона "Об общественных объединениях": центр "Семья" зарегистрирован как общественная организация, а занимается религиозной деятельностью). Президент центра "Семья" Рафаэль Афлятунов попытался было отбиться от внимания силовиков, даже выступил с открытым обращением к министру внутренних дел Татарстана Артему Хохорину, в котором не скрывал, что в организации "работают разные люди и, которые не разделяют поступки наших духовных руководителей, и те, которые были уволены из ДУМ, и те, которые вынуждены были уйти с постов имамов мечетей" и "всех их невозможно загнать в один масхаб, диктовать им как себя вести" [10], но это не возымело действия.

Всплеск террористической активности в Татарстане, в ходе которого 19 июля 2012 года был ранен муфтий Татарстана Ильдус Файзов, а крупный мусульманский богослов Валиулла Якупов расстрелян на смерть возле подъезда своего дома, с последующими спецоперациями силовиками против террористов, поставили вопрос о необходимости прекращения деятельности проповедников, неимеющих какого-либо официального статуса в системе ДУМ РТ и твердо несоблюдающих требования по следованию ханафитскому мазхабу, принятому в Татарстане. Несмотря на неоднократные попытки Камаля эль-Занта подчеркнуть, что он сам не выступает и никогда критически не высказывался против мазхаба Абу Ханифы (699-767), доверия к его словам не было. В конце концов времена, когда в Татарстане вольготно могли действовать арабские проповедники, заканчивались. Камалю эль-Занту дали это доходчиво понять, и тот понял, что для него это может иметь последствия. И проще будет уехать из России обратно к себе домой в Ливан, тем более, что гражданство Ливана он сохранил за собой.

Примечательно, что последним публичным выступлением эль-Занта стало участие в той самой программе "7 дней" на телеканале "ТНВ" в январе 2013 года, которая 2 года назад до этого показала видеосюжет, где арабского проповедника показали как проводника ваххабизма, из-за чего он безуспешно судился. В течение почти двух часов в студии передачи шла беседа Камаля эль-Занта с гендиректором ТНВ и ведущим программы "7 дней" Ильшатом Аминовым и тогдашним председателем Совета улемов ДУМ РТ Рустамом Батровым (сейчас он первый заместитель муфтия Татарстана): это, как оказалось, стало прощальным выступлением арабского проповедника в России, причем не в мечети, а в студии телеканала перед значительно большей аудиторией. Вероятно, организаторы всего этого мероприятия таким способом обращались к большой массе поклонников эль-Занта, показывая их духовного кумира в роли сторонника лояльности к государственным органам и ДУМ РТ. Как писала пресса, "с одной стороны, некоторые радикальные приверженцы ждали от него пламенных речей в защиту мусульман (после теракта 19 июля 2012 года в Казани прошли массовые задержания мусульман, правда, потом все были отпущены. - прим.), а с другой стороны, силовики достаточно жестко начали пресекать любые протесты" [9]. Сам же эль-Зант никак в то время не обозначил свою позицию по этому поводу, в чем-то вероятно разочаровав своих горячих сторонников, ждавших от него призыва и громких заявлений. В итоге после начала закрытия центра "Семья" в 2012 году (отметим, что несмотря на ликвидацию организации как юридического лица, продолжется выпуск газеты "Крепкая семья", мусульманских календарей и книг имамов, связанных с этой организацией) Камаль эль-Зант стал сам осознавать, что ему лучше будет уехать из России. В новых сложившихся условиях контроля за религиозной сферой в Татарстане нет места самозваным и альтернативным проповедникам. Очевидно, что проповедовать традиционный ислам эль-Зант не сможет, да и не знает его. Потом это будет не согласовываться с его прежним имиджем, с его опубликованными книгами, в которых он критично высказывался о религиозных традициях татарского народа. Проще и безопаснее было бы для него покинуть Татарстан. И 14 января 2013 года Камаль эль-Зант уехал из России в Ливан вместе со своей семьей. У себя на родине он работает по основной специальности - врачом.

Давая оценку деятельности Камаля эль-Занта, следует отметить, что его роль и его место в новейшей истории исламской уммы Татарстана заключается в том, что из всех приезжавших в Татарстан арабских проповедников, он оказал наибольшее влияние на мусульман Татарстана. Во-первых, он занял нишу русскоязычного проповедника, которых в Татарстане не так много: подавляющее большинство имамов в регионе, даже самых популярных, выступают преимущественно на татарском языке перед аудиторией верующих, эль-Зант же привлек на свою сторону тех, кто либо плохо понимал татарский язык, либо вообще его не знал (процент обрусевших татар весьма велик в Казани). К тому же благодаря своему ораторскому таланту и хорошо поставленному голосу, когда во время проповеди он переходит на крик, явно разогревающий слушающую его аудиторию мусульман, он снискал себе славу харизматичного проповедника, умеющего «зажечь» толпу. Если признаться честно, второго такого русскоязычного проповедника в Татарстане пока нет. Во-вторых, Камаль эль-Зант сумел привлечь на свою сторону мусульман разных направлений ислама: от ханафитов до хизб ут-тахрировцев и ваххабитов. Все это укладывалось в идеологию "Братьев-мусульман", в основе которой лежал принцип панисламизма: неважно, каких ты идеологических предпочтений, главное, что ты - мусульманин, а все мусульмане должны быть друг другу братьями. Только за этим обычно следовали действия. И события в Египте это показали, когда "Братья-мусульмане" приняли активное участие в "арабской революции".

Книги, аудио- и видеодиски с проповедями Камаля эль-Занта по-прежнему свободно продаются в Татарстане, его активно переиздает издательство "Рисаля" в Нижнекамске, выпускающее труды зарубежных ваххабитских шейхов, т.е. даже физическое отсутствие в регионе арабского проповедника не означает, что его наследие не востребовано той частью мусульман, которые разделяет его убеждения.

В 2015 году в Нижнекамске была издана магистерская диссертация Камаля эль-Занта на тему "Нравы мусульманской семьи в Благородном Коране", защищенная в Ливане, отдельной книгой на русском языке. Т.е. автора уже как 2 года нет в России, а его труды печатаются его последователями и симпатизантами. И хотя прямой зависимости между проповедями Камаля эль-Занта и террористической активностью исламских радикалов в Татарстане не обнаруживается, эль-Зант и подобные ему местные татарские проповедники, придерживающиеся нетрадиционного для России направления ислама, сумели создать благоприятную почву для того, чтобы на ней расширилось присутствие исламского радикализма.



Примечания:

1. Ат-Турки Маджид бен Абдель Азиз. Саудовско-российские отношения в глобальных и региональных процессах (1926-2004 гг.) - М.: ООО Издательский дом «Прогресс», 2005. - 416 с.
2. Батров Р. Нас дурачат не просто так // "Исламский портал", 28 февраля 2011 года. URL: http://www.islam-portal.ru/communication/blog/Batrov/97.php (Режим доступа свободный)
3. Ваторопин А.С. Исламистское движение в современной России: генезис, характерные черты и перспективы развития // Социологический журнал. - 2013. - N2. - с.97-110
4. В Татарстане назван список мусульманских книг «вне закона» // "Аргументы и факты" (Казань), 16 июня 2011 года. URL: http://www.kazan.aif.ru/society/details/426816 (Режим доступа свободный)
5. Из личной беседы автора с Камалем эль-Зантом (декабрь 2010 года).
6. Камаль эль-Зант. Расскажи мне о Вере. - Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 2007. - 528 с.
7. Камаль Эль Зант. Расскажи мне о Вере. 2-е издание, исправленное и дополненное. - Казань: Издательство «Идел-пресс», 2009. - 544 с.
8. Конференция ««Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны» // Мусульманский мир. - 2014. - N3. - с.151-153
9. Минвалеев А. Казань покинул проповедник «нетрадиционного» ислама // "БИЗНЕС Online", 29 января 2013 года. URL: http://www.business-gazeta.ru/article/74043/ (Режим доступа свободный)
10. Обращение "Культурный Исламский центр "Семья" к Министру МВД РТ // "Голос ислама", 15 августа 2012 года. URL: http://golosislama.ru/news.php?id=10788 (Режим доступа свободный)
11. «Отрицать проникновение религиозного фундаментализма в республику уже нельзя»: интервью с и.о. муфтия Татарстана Ильдусом Файзовым // «;REGNUM»: 8 февраля 2011 года. URL: http://www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/1372865.html (Режим доступа свободный)
12. Подцероб А.Б. Российско-арабские отношения: воздействие исламского фактора // Россия и исламский мир: история и перспектива цивилизационного взаимодействия. Сборник статей и материалов Международной научно-практической конференции, посвященной 120-летию Карима Хакимова (24-26 марта 2011 г.). - Уфа: Вагант, 2011. - с.127-132
13. Поляков К.И. Арабский Восток и Россия: проблема исламского фундаментализма. Изд. 2-е, стереотипное - М.: Едиториал УРСС, 2003. - 160 c.
14. Постнов Г. Татарские братья-мусульмане уходят в подполье // «Независимая газета», 15 ноября 2011 года. URL: http://www.ng.ru/regions/2011-11-15/1_tatarstan.html (Режим доступа свободный)
15. Рецензия на книгу Камаля Эль Занта «Расскажи мне о Вере» (Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 2007. - 528 с.) // Архив автора.
16. Салман Ф. Будущее татарского ислама // Конфессиональный фактор в развитии татар: концептуальные исследования. - Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2009. - с.194-204
17. Сулейманов Р.Р. Арабские проповедники в Татарстане в конце ХХ - начале ХХI вв.: пути проникновения, деятельность, последствия // Уральское востоковедение. Вып. 5. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2013. - С. 200
18. 11 ноября 2010 года в Чистополе местными террористами была совершена попытка подрыва автомобиля начальника Центра по противодействию экстремизму МВД по г. Чистополю. Затем группа организаторов этого теракта, к счастью, завершившегося без жертв, отправилась в Нурлатский район Татарстана, где засела в лесу в районе деревни Новое Альметьево. Там боевики (Руслан Спиридонов, Альберт Хуснутдинов, Алмаз Давлетшин) попытались создать стационарный лагерь (была вырыта землянка, подготовлен солидный арсенал оружия, включая даже гранатометы, продукты питания). Однако боевиков 24 ноября 2010 года обнаружил местный егерь, приняв их вначале за браконьеров. Те открыли по нему огонь, однако ему удалось добраться до деревни и сообщить в МВД. После этого 25 ноября 2010 года была проведена силами МВД и спецназа из войсковой части N5598 спецоперация по обезвреживанию террористов: те вышли из леса и вошли на территорию деревни Новое Альметьево, где спрятаться в одном из домов. В результате спецоперации вооруженные боевики были ликвидированы. Произошедшие события в Нурлатском районе Татарстана получили название «нурлатского синдрома», суть которого сводилось к тому, что исламисты Татарстана от пропаганды переходят к активным действиям в виде терактов.


Раис Сулейманов





Источник: Русская народная линия
Остальное по теме "Аналитика":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений