Алексей Гришин: Почему у нас «овец» доверяют пасти «волкам»?

06.05.2015 17:59:44
Алексей Гришин: Почему у нас «овец» доверяют пасти «волкам»?


Выступление на заседании круглого стола "Адаптация и интеграция мигрантов в местное сообщество и формирование Евразийского гуманитарного пространства"

Я хочу сказать несколько слов о проблемах распространения экстремистских идеологий в среде мигрантов. Прошу внимательно отнестись к моим словам, потому что я не являюсь просто сторонним наблюдателем процесса, а долгие годы был его активным участником. То есть, все, о чем я сегодня говорю, я знаю не понаслышке. 

Итак. Проблема распространения радикальных, особенно реакционных исламистских идей с миграционными потоками, прежде всего из стран Средней или, как сейчас грамотнее говорить, Центральной Азии стоит крайне остро. 

Несколько лет назад создалась ситуация, когда Узбекистан, Туркменистан, а за ними Казахстан, Таджикистан и Киргизия, опасаясь у себя так называемых исламских революций, приняли крайне жесткое законодательство в области борьбы с экстремизмом. Например, в Узбекистане только за принадлежность к запрещенной исламистской группировке, даже если еще ничего не сделал, можно получить 10-12 лет тюрьмы, а активистов сажают на срок до 20 лет. Естественно, что экстремисты ищут места, где им наиболее комфортно. А это, как не страшно говорить, - Россия. У нас экстремистам положен штраф, а особо рьяных могут осудить по 282 статье УК РФ на срок до 2 лет, да и то, чаще всего условно. Но 282 статью еще нужно доказать, а сделать это сложно. Вот и разгуливают у нас мигранты-экстремисты, ведут активную пропагандистскую работу среди своих соплеменников, особенно социально обездоленных.

Но это полбеды. Вытесненные из своих стран экстремисты начали активно захватывать мечети и целые муфтияты уже внутри России. На это неоднократно указывал верховный муфтий России Талгат Таджуддин. Посмотрите, например, на ДУМАЧР в составе Совета муфтиев России. Значительная часть их официальных имамов являются именно такими мигрантами. На это неоднократно обращали внимание соответствующие органы центральноазиатских государств. 

Экстремисты-мигранты в России не только хорошо адаптируются, получают гражданство, но при поддержке отдельных религиозных деятелей и чиновников получают (не исключено, что по коррупционным схемам) официальный статус, занимая определенные посты в религиозных организациях. Дальше этих мигрантов-экстремистов почти автоматически включают, как представителей ислама, в различные советы при местных органах власти, ведь других-то нет. Нормальных мусульман они уже вытеснили угрозами и силой. Вот так радикализируются наши муфтияты.

А дальше происходит совсем умопомрачительное. Подобные муфтияты, при поддержке властей начинают заниматься социальной адаптацией вновь прибывающих мигрантов. Как говорится, круг замкнулся. Дело дошло до того, что в 2014-2015 гг. на конференциях с участием представителей советов по делам религий Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии чиновники этих стран официально высказывали претензии нашим представителям, что выехавшие в Россию трудовые мигранты возвращаются из нее крайне радикализированными. А спецслужбы этих стран принимают решения о мерах по дополнительному контролю за мигрантами, возвращающимися именно из России.

Кроме того, они указывают нам на то, что международные террористические организации пополняются новобранцами из Средней Азии в большей части через территорию России. То есть именно выезжая якобы на работу в Россию, они транзитом, или после вербовки в России, следуют в ИГИЛ, Аль-Каиду, Талибан. Увы, но это реальность. Таким образом, миграционные потоки в Россию из стран Центральной Азии, если не предпринимать никаких действий создают реальную угрозу безопасности России и странам бывшего СССР.

А где же наши органы власти? Неужели не видят всего этого? Они фактически самоустранились как от работы с мигрантами, так и от работы с Исламом. Показательна в этой связи недавняя российско-французская конференция по проблемам адаптации мигрантов, которая прошла в Санкт-Петербурге в октябре 2014 года. Французская сторона была представлена руководителями подразделений Службы эмиграции и муниципалитетами (мэрами небольших городов, поселков, деревень). За организацию адаптации мигрантов в России отчитывались наши религиозные организации. Сказать нечего. 

Или, читаю недавний протокол Совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте России. Московский муфтий Р.Гайнутдин отчитывается за то, как у него организована адаптация мигрантов. Как всегда миллион красивых слов, способных убаюкать не только ответственных чиновников. И не слова о том, что сам муфтий имеет предупреждения от прокуратуры, труды его сопредседателей официально включены в список запрещенной экстремистской литературы. В мечетях СМР такая литература свободно распространяется (посмотрите на решения судов в разных регионах страны), ведется идеологическая обработка молодых прихожан, среди которых немало мигрантов. Не понятно, почему как говорится, "овец" у нас отдают сторожить "волкам". Ведь если только вспомнить о роли СМРовского бугурусланского медресе "Аль-Фуркан" в трагических бесланских событиях, то в любой другой стране доступ в корридоры власти таким организациям и их руководителям был бы навсегда закрыт. Но у нас кураторами взаимодействия с исламскими организациями являются люди без профильного образования и почти без опыта работы в в этой сфере. Они, видимо, не помнят или никогда не знали о таких мелочах. Тем более никто не хочет заниматься мигрантами. Поэтому отчеты религиозных организаций воспринимаются как должное.

Необходимо все же отметить, что ряд наших специальных служб предпринимают героические усилия в борьбе с экстремизмом. Я с большим уважением отношусь к их повседневному подвигу и кропотливой работе. Но ведь невозможно бороться с сорняками, уничтожая лишь листья, необходим системный поход по уничтожению корневой системы. Невозможно гоняться с тапками за тараканами, не уничтожив их гнезда. Но кто возьмет на себя головную роль? В обязанности ФМС борьба с экстремизмом, а тем более с идеологией экстремизма не входит, несиловых госорганов по этой теме нет. Силовики разобщены межведомственными баталиями за те или иные полномочия. Межведомственные комиссии показали свою неэффективность, так как в них все ограничивается говорильней.

Белоусов у Гайнутдина.JPG
Фактически отсутствует какая-либо системная работа не только по взаимодействию с прогосударственными мусульманскими организациями, способными дать реальный отпор экстремистам, отсутствует даже мониторинг состояния российской уммы. Всё взаимодействие строится на вкусовщине, личных отношениях, а порой и на коррупционном сговоре. Ведь религиозные организации не проверяют. Это же "нарушения прав мусульман"! Вот и паразитируют отдельные чиновники на "экстремистах", объявляя свои неблаговидные поступки глубоко продуманной линией по работе с мусульманскими религиозными лидерами. В результате через мусульманские организации, некоторые из которых тесно пересекаются с преступными уголовными группировками, на мигрантов воздействует и криминал.

И у экстремистов и у криминала схемы до банальности просты. Умышленно создаются для мигрантов сложности, часто материальные. И вербовщики помогают мигрантам, обосновывая это некой исламской или криминальной групповой солидарностью. И мелкая добыча уже в руках.

Степень зараженности миграционных потоков мусульманского вероисповедания экстремизмом или криминальным влиянием впечатляет. По некоторым данным попыткам такого рода воздействия подвергаются 9 из 10 мигрантов, то есть 90 % тех, кто ещё не является самостоятельными носителями экстремисткой идеологии. Из числа получивших те или иные вербовочные предложения около 30-40% находят в себе силы отказаться. Ещё столько же соглашаются на формальное взаимодействие, чаще с условиями не мешать и не разглашать. Однако примерно каждый пятый мигрант, получивший вербовочное предложение, становится активным участником незаконных групп и группировок. Статистика, безусловно, имеет некоторую погрешность, но собрана в контактах с организациями мигрантов из соответствующих стран.

Так можно ли сегодня достаточно быстро исправить ситуацию и что для этого необходимо сделать:

1. Создать во взаимодействии с соответствующими органами власти республик Центральной Азии пункты предварительного отбора трудовых мигрантов на территории этих стран, а также краткосрочные курсы на местных языках, способствующих быстрой адаптации мигрантов при въезде в Россию.

2. Законодательно обязать работодателей обеспечить мигрантам социальный пакет, который позволит не попадать в зависимость от криминала и экстремистов.

3. Совместно с диаспорами создать кассы взаимопомощи и пункты психологической помощи мигрантам, попавшим в сложную ситуацию (правовые уже есть, но этого мало; человек – не машина, имеет эмоции).

4. Создать, наконец, систему взаимодействия с пророссийскими религиозными мусульманскими организациями и национальными диаспорами, принять меры исключающие возможности доступа зараженных исламизмом или национализмом организаций к работе с мигрантами.

5. До наведения порядка в работе с российскими мусульманскими организациями временно ограничить их активность в работе с мигрантами.

6. Усилить ответственность по 282 и смежным статьям.

Очень хочется, чтобы новое Федеральное агентство по делам национальностей организовала эту работу. Надо пожелать им успехов. Однако верится с трудом, что им удастся в одиночку решить эти задачи. Как уже говорят острословы, оно может превратиться в "Танцы народов мира". И наша общая задача, не дать превратиться новому агентству в центр исключительно проведения фестивалей и мониторингов, то есть очередного отмыва денег. Надоело!

Я уже частично упоминал и кадровые вопросы. Ведь у нас принято, что национальными и религиозными вопросами как правило во власти занимаются неспециалисты, т.е. люди без профильного образования. Почему-то считается, что делать ракеты должны специалисты, лечить – доктора, водить – водители. А национальный вопрос и религию может вести всякий. Нам необходимо готовить таких специалистов, а сегодня, в чрезвычайных условиях, хотя бы обеспечивать курсы повышения квалификации.

Работа эта сложная. Лично я считаю, что обозначенный уровень Федерального агентства достаточно низок. Оно должно замыкаться на Президента России и на одного из его советников, обладающего реальной властью для проведения намеченной линии повсеместно, в том числе способностью организовывать эффективное межведомственное взаимодействие, включая силовые структуры, губернаторов и их администраций вплоть до муниципальных образований.

Вопрос борьбы с экстремизмом – это вопрос выживания нашего общества, а миграционные потоки – это самый удобный инструмент распространения радикальных идей.





Источник: Ислам и общество
Остальное по теме "Мнение":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений