О причинах обострения чечено-аварского конфликта в Дагестане

28.07.2017 16:30:30
О причинах обострения чечено-аварского конфликта в Дагестане


События в селе Ленинаул Казбековского района между аварцами и чеченцами показали хрупкость межнационального мира в Дагестане, и на один день вернули нас во времена, казалось бы, забытых национальных фронтов начала 90-х.

Большими усилиями влиятельных людей, как с дагестанской, так и с чеченской стороны, ситуация была быстро взята под контроль, а пиковая фаза кипящих страстей быстро купирована. Теперь, когда пыль после бури улеглась, можно сделать некоторые выводы и прогнозы.

1. Причина обострения межэтнических отношений, связанна с ухудшением социально-экономической обстановки в регионе


Усиление социально-экономического кризиса в России существенным образом сказалось на снижении уровня жизни населения и способствует увеличению социальной напряженности в обществе. Вследствие чего, с начала года в России резко возросло число локальных акций протеста по социальным и экономическим причинам.

Но из-за пристального внимания в информационном пространстве к политическим протестам оппозиции, роль социальных протестов остается недооцененной. Из-за их разрозненности они не складываются в общую картину и кажутся менее значительными.

На Северном Кавказе социальная напряженность проявилась в виде обострения давних межэтнических конфликтов и противоречий. Так, в январе 2017 года, из-за обострения земельного вопроса, Совет балкарских старейшин пригрозил руководству КБР референдумом об отделении Балкарии.

В мае этого года во Владикавказе состоялась масштабная акция протеста против петиции, размещенной в интернете, о переименовании Ингушетии в Аланию. О масштабе акции можно судить по тому, что успокоить митингующих приехал сам глава Северной Осетии Вячеслав Битаров.

14 июня текущего года состоялся Всероссийский съезд ногайского народа, на котором присутствовало порядка 6 тысяч человек. Этот съезд стал реакцией жителей на решение правительства Дагестана легализовать населенные пункты на территории земель отгонного животноводства горных сел Дагестана в Ногайском районе.

Периодически стали подниматься проблема несоблюдения принципа национального квотирования в Адыгее и Карачаево-Черкесии. Таким образом, можно сделать вывод, что обострение межэтнических отношений не является сугубо дагестанской спецификой. Это общекавказская тенденция - реакция на существенное падение уровня жизни населения.

В докризисный период федеральным и региональным властям удавалась хоть как-то консервировать этнические конфликты, путем различных социальных программ, и создавать видимость работы по решению проблем. Но таких возможностей у властей остается все меньше.

Скорее всего, по мере обострения экономического кризиса, и его влияния на уровень жизни населения, число таких инцидентов будет расти. И в числе первых в группе риска находится Дагестан. Вопреки марксистскому взгляду на причины современных этнических конфликтов, они редко обусловлены экономическими интересами. Но экономический фактор может смягчить или обострить их.

2. В основе конфликта в Казбековском районе лежит несоблюдение базового принципа справедливости на местах

Причинной нынешнего конфликта, все же стала не драка и не пресловутый Ауховский район. Массовая мобилизация населения началась не сразу, а через две недели после первой бытовой стычки. В основе конфликта - нарушение местными сотрудниками полиции (преимущественно аварцами) базового принципа справедливости.

В основе конфликта лежит также внутреэтнический фаворитизм полицейских при расследовании драки, произошедшей 25 июня. Затем этот принцип нарушили своим бездействием и республиканские власти, проигнорировав обращение старейшин дагестанских чеченцев с просьбой разобраться в произошедшем.

По словам местных чеченцев, (которые составляют 10,5 % от населения Казбековского района, т. е. более 4 тысяч человек) такое предвзятое отношение они испытывают регулярно. Вполне естественно, что местные чеченцы, по сравнению с Новолакскими и Хасавюртовскими более заинтересованы в создании своего района со "своей полицией".

В их сознании восстановление Ауховского района - это не только вопрос статуса, репутации и восстановления «исторической справедливости, но и решение всех их социально-экономических проблем, накопившихся в последние годы. Однако, данная проблема касается не только чеченцев Дагестана.

Поскольку проблема защищенности личных и гражданских прав на местах и соблюдение принципа справедливости - проблема общедагестанская, даже общероссийская. Правозащитники констатируют по всей России увеличение случаев нарушения личных и гражданских прав сотрудниками полиции и снижение фактов привлечения к их ответственности.

Восстановление Ауховского района в составе Дагестана вместе с передачей в его границы сел Ленинаул и Калининаул нынешнего Казбековского района не решит данную проблему. В случаи восстановления Ауховского района вместе с этими двумя селами этнический состав будущего района будет выглядеть следующим образом: аварцы – 16 900 чел. (37 %), лакцы – 13 800 чел. (32), чеченцы – 13 000 чел. (31%).

Аварцы покидать свои села не собираются, а лакцы не особо спешат переселять на новые земли под Махачкалой, так как денег завершение переселения ни в федеральном, ни региональном бюджете нет. И этот факт не позволит чеченцам создать чисто «свою» местную полицию в рамках воссоздаваемого Ауховского района.

Да и дагестанские полицейские в разных районах, независимо от этнической принадлежности мало чем отличаются друг от друга в отношении даже к населению одной с ними национальности.

Таким образом, можно сказать, что несоблюдение на местах законности, принципа справедливости местными чиновниками и сотрудниками администраций является не менее важным фактором, чем падение уровня жизни местного населения. Особенно в местах смешанного проживания этносов.

Экономический кризис обостряет борьбу между бюрократическими группировками внутри государственных и муниципальных структур. Что отвлекает чиновников от выполнения своих прямых обязанностей, оказывая прямое влияние на качество исполнения государством своих функций.

Первой жертвой таких разборок становятся отнюдь не проигравшая в экономической конкуренции сторона, а простые жители. Проблемы граждан не интересуют чиновников, а отсутствие результатов чиновничьей работы всегда можно свалить на кризис.

Простые граждане интересуют чиновников постольку, поскольку они могут стать источником дополнительных дохода. Зачастую чиновники искусственно создают проблемы населению и усложняют им жизнь с целью выжать из них последнее и поставить в зависимость от себя.

Такой способ коммуникации между представителями власти и местным населением, зачастую является более сильным раздражающим фактором, чем состояние экономики. Ведь, когда карманы жителей пустеют, единственное, что у них остается - это достоинство.

Рядовой житель Дагестана согласится с оскудением рациона, с необходимость носить обувь еще один сезон. К бедности ему не привыкать. Но с ролью крепостного дагестанец, какой бы национальности он ни был, не согласится никогда.

Оттого, дагестанских чеченцев к Рамзану Кадырову и его команде толкнуло не этническое родство, а поиск защиты от притеснения и игнорирования их проблем со стороны руководства Дагестана. Поскольку Рамзан Кадыров готов с ними встречаться охотнее и чаще, чем Рамазан Абдулатипов. Другим же народам Дагестана, в отличие от чеченцев, не к кому обращаться за защитой.

3. Перерастанию бытового конфликта в этнический способствовал очередной виток обострения проблемы восстановления Ауховского района


По высказыванию местных жителей, драки между местными аварцами и чеченцами в Казбековском районе Дагестана происходят регулярно. Также регулярно, особенно в летний период, представители дагестанских чеченцев устраивают различные мероприятия по поводу восстановления Ауховского района - голодовки, съезды, протесты, перекрытие дорог…

И, как правило, их требования были обращены республиканским властям Дагестана, а не к властям Чечни. На сей раз два этих явления – драка и очередные акции по поводу восстановления Ауховского района - совпали по времени. Почему именно этот инцидент стал триггером последующих событий?

Напомню, процесс восстановления Ауховского района активизировался после прошлогодних думских выборов в сентябре 2016 года, когда в Государственную Думу от республики прошел дагестанский чеченец Бувайсар Сайтиев.

Спустя несколько недель, представители Совета старейшин чеченцев Дагестана открыто обратились к главе Чечни Рамзану Кадырову с просьбой содействовать восстановлению Ауховского района Дагестана. 19 июня, за неделю до драки в Казбековском районе, они же обратились главе Дагестана Рамазану Абдулатипову.

Это было очередное требование полноценного восстановления Ауховского района вместе с включением в его состав сел Ленинаул и Калининаул Казбековского района Дагестана – бывших сел Юртаух и Акташаух Ауховского района. Обращение также содержало требование не принимать, так называемый, "двухэтапный план восстановления Ауховского района".

Однако в очередной раз их требования власти Дагестана проигнорировали. Даже после этого, совпавшая по времени с этим обращением драка между аварцем и чеченцем в Казбековском районе, как инцидент была бы исчерпана сразу после достигнутого обеими сторонами "маслиата"…

Но персонажи, сделавшие себе имя на проблеме восстановления Ауховского района, по инерции, поспешили использовать инцидент для нового обострения своих требований. И у них это получилось. Вероятнее всего власти Дагестана теперь ускорят работы по восстановлению Ауховского района.

Они вынуждены будут пойти на этот шаг во избежание повторения подобного обострения в чеченском приграничье и последующих репутационных издержек. Особенно перед Москвой. Уже сейчас Рамазан Абдулатипов в своих выступлениях неоднократно называл Новолакский район Ауховским.

4. Исламское братство иногда оказывается слабее этнической принадлежности

Конфликту в Казбековском районе предшествовал бытовой инцидент, произошедший в день мусульманского праздника Ураза-байрам. Исламский клич "Такбир" 25 июня звучал с обоих сторон конфликта. Это говорит о том, что, несмотря на процесс исламизации Дагестана, этническая идентичность и этническая мобилизация зачастую оказываются сильнее исламского объединяющего фактора.

Странным является и бездействие Духовного управления мусульман Дагестана, обладающего безусловным авторитетом и влиянием для того что бы одернуть обе стороны. С их стороны не прозвучало никаких призывов к миру, и они не приняли никакого участия в умиротворении сторон.

Представители муфтията Дагестана предпочли роль стороннего наблюдателя. В день конфликта представители муфтията присутствовали на местах: один из заместителей муфтия возглавлял пятничный намаз в Новолакском, а другой – в одной из мечетей Казбековского района.

Такое поведение представителей духовенства Дагестана можно было бы объяснить тем, что в день конфликта больше требовалось оперативное силовое вмешательство для разведения конфликтующих сторон. Однако за весь срок, прошедший с конфликта, духовенство Дагестана до сих пор никак не проявило себя в снятии напряженности в районе.

5. По мере угасания вооруженного подполья боевиков, этнические конфликты будут вовлекать в себя все больше протестной молодежи


Сегодня в Дагестане после разгрома вооруженного сопротивления боевиков уже не осталось, как раньше, механизма выпуска протестного пара молодежи в виде подполья. И в будущем протестно настроенная молодежь будет все больше озвучивать свои претензии, несогласие и протест через этническую мобилизацию.

Угроза активизации этнических конфликтов присутствует, прежде всего, там, где проблемы религиозного экстремизма были актуальны сильнее всего. Там, где молодежь больше всего уходила в различные не совсем традиционные для Дагестана джамааты.

В свое время кавказоведы предложили вместо выражения «радикализация ислама» использовать выражение "исламизация радикализма". Тем самым они хотели сказать, что причина насилия не в конкретных течениях, а в проблемах устройства социальной системы, где присутствует протестный потенциал и нерешенность жизненно важных проблем.

Нетрадиционный ислам выступал всего лишь в качестве легитимации протеста против сложившейся системы отношений и притязаний протестующего. Сегодня можно говорить о начале "этнизации" протеста. Причина обоих явлений кроится в неудовлетворенности жителей республики существующим положением вещей.

С начала 2000-х годов, по мере исламизации и роста благосостояния общества, этнические конфликты все меньше интересовали молодежь. Она увлеклась различными видами интерпретации ислама, как традиционными, так и нетрадиционными.

Молодежь была больше расколота по линии религиозных предпочтений, шло противостояние между ее светским, традиционным и нетрадиционным сегментами. Этот конфликт разворачивался на фоне войны между государством и крайними джихадистами.

Сегодня исламское протестное движение (как радикальное, так и гражданское) испытывает кризис и не может вобрать в себя весь протестный потенциал, существующий в республике. Причины кризиса можно перечислять долго. Последние массовые протесты исламской молодежи прошли 1,5 года назад в Хасавюрте и Дербенте.

Сегодня видно, как исламская молодежь проявляет активность в протестах по нерелигиозным поводам. Но не как организованная обособленная сила, а как рядовые участники. Например, на акциях дальнобойщиков или во время защиты парка в Махачкале от строительства в нем музея.

Не исключено, что они станут постепенно включаться в этнические конфликты. Но под лозунгами борьбы за справедливость. По этой причине 7 июля на месте событий в Казбековском районе можно было слышать религиозные кличи и наблюдать лиц, внешность которых говорит об их религиозности.

6. В руководстве Дагестана до сих пор были убеждены, что межнациональная политика в Дагестане строится путем распределения должностей на различных уровнях власти между представителями этнических элит, а залогом мира является соблюдения национального квотирования.

Роль рядовых представителей дагестанских народов власти не брали в расчет, за что и поплатились. Однако эти дагестанские элиты оторваны от реальных проблем своих этносов, как и "представители" дагестанских чеченцев во властной иерархии.

Как показала практика такая модель безнадежно устарела. Реальная межнациональная политика заключается в решении социально-экономических проблем, и поддержании законности и справедливости на территории смешанного проживания этносов.

Журналисты и общественность упрекнули Рамазана Абдулатипова за позднюю реакцию и бездеятельность. По их мнению, своевременное вмешательство властей могло бы предотвратить эскалацию конфликта в Казбековском районе. А власти не умеют решать проблемы подобного рода.

Данные утверждения верны лишь отчасти. Нынешнее руководство республики не умеет и не может решать проблемы вообще любого типа. Республиканская власть недооценила конфликтный потенциал и последствия произошедшей 25 июня драки в ввиду отсутствия обратной связи с населением.

За 4,5 года своего правления нынешнему руководству ни удалось продвинуться в решении хоть какой-либо проблемы, хотя бы локального масштаба. Напротив, оно усугубляет старые и порождает новые конфликты.

Напомню, что подобный конфликт произошел и в местности Караман сразу вскоре после прихода к власти в республике Рамазана Абдулатипова. 5 февраля 2013 года представители трех кумыкских поселков Тарки, Кяхулай и Альбурикент подали в Администрацию президента России письмо о проблемах дагестанских кумыков.

Спустя полгода, там произошли столкновения между лакцами и кумыками. Нынешнее руководство республики не способно выработать решения подобных проблем, хотя бы минимально удовлетворяющие интересы сторон конфликтом. Тем более, у руководства Дагестана отсутствует политическая воля для их реализации.

Для решения этнических конфликтов властям порой приходится принуждать стороны своей волей и угрозой применения насилия к минимально приемлемым вариантам. Но республиканская власть не обладает авторитетом в народе и поэтому любые ее предложения будут отвергнуты населением и вызовут протест. Нынешнее руководство республики никогда не спешило решать эти проблемы, стараясь консервировать их разговорами и длинными тирадами.

Так и на этот раз Рамазан Абдулатипов ограничился словесной оценкой событий 25 июня. Его слова были проигнорированы местными силовиками и властями. Становится очевидно, что, несмотря на, что "Абдулатипов посадил 25 глав муниципальных образований" и заменил их на "своих", он не контролирует обстановку на местах, а любые его поручения саботируются местными властями.

Совершенно естественно, что в ситуации, когда власть не обеспечивает в обществе справедливость, народ ищет ее на стороне. В данном случае дагестанские чеченцы активно искали ее в лице своих соплеменников из соседней республики. И этот факт подводит нас к осознанию роли следующего фактора в анализируемом конфликте.

7. Внешнее влияние


Появление на месте событий в Казбековском районе спикера чеченского парламента Магомеда Даудова стало полной неожиданностью и для жителей, и для властей. Но его появление на месте конфликта в Дагестане вполне укладывается в логику политики Рамзана Кадырова по отношению к соседним республикам.

Будучи одним из центров силы современной России, руководство Чечни, предпочитающее решать вопросы силовым путем, и стремящееся расширять свое внешнее влияние, умело действует в ситуации обострения внутренних противоречий в соседних республиках. Особенно когда соседние республики возглавляют слабые и непопулярные политики.

Открытое вмешательство чеченской стороны в решение ауховской проблемы было вопросом времени. С октября прошлого года представители дагестанских чеченцев неоднократно встречались с чеченскими властями в Грозном и просили о помощи. И Грозный ни преминул воспользоваться ситуацией.

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров достаточно хорошо и подробно осведомлен об уровне влияния и уровне непопулярности внутри Республики Дагестан Рамазана Аблулатипова, а также об отношении к нему дагестанского населения и о слабых сторонах дагестанской элиты.

Появление на месте событий в Казбековском районе Дагестана, фактически, второго лица Чеченской Республики – Магомеда Даудова – свидетельствует о повышенном интересе Рамзана Кадырова к проблеме дагестанских чеченцев и восстановления Ауховского района, да и вообще к внутренним делам Дагестана.

Оказалось, что руководство Чеченской Республики больше беспокоится о проблемах Дагестана, лучше чувствует происходящие процессы, чем руководство, собственно, самого Дагестана. Появление Магомеда Даудова на месте конфликта в Казбековском районе чеченские жители восприняли восторженно, а его самого как представителя и защитника интересов простых чеченцев.

Напротив, аварские жители, некоторые дагестанские политики и общественные деятели восприняли как акт открытого вторжения чеченских властей во внутренние дела Дагестана. Тем не менее, стоит признать, что неизвестно как разворачивались бы события без вмешательства в конфликт Магомеда Даудова.

В своем интервью Магомед Даудов признался, что приехал в Казбековский район по указанию Рамзана Кадырова. Версия о том, что он приехал по согласованию с руководством Дагестана появилась позже. По заявлению миннаца Дагестана, Магомед Даудов приехал на место событий с целью воспрепятствовать вмешательству во внутренние дела Дагестана жителям Чечни, приехавшим на поддержку чеченцам Казбековского района.

Скорее всего, руководству Дагестана ни оставалось другого выбора, кроме как "легализовать" задним числом появление высшего должностного лица соседней республики на территории Дагестана из-за нежелания вступать в полемику с руководством Чечни и нежелания ударить лицом в грязь перед собственным народом.

Можно предположить, что власти Дагестана были предупреждены о грядущем визите чеченской делегации во главе с Магомедом Даудовым, но уж точно Грозный не спрашивал разрешения на приезд у Махачкалы.

Позже аналогичное заявление сделал и Рамзан Кадыров. В данном случае, истинные причины и обстоятельства приезда Магомеда Даудова в Казбековский район являются уже вторичными. Более важным фактом является то, с какими результатами он уехал из Дагестана в Чечню.

Предположим, он не приехал бы в Казбековский район. И тогда, возможно, события переросли бы в открытое столкновение между приехавшими из соседней республики чеченцами с местными аварцами и полицейскими. При таком развитии событий последствия конфликта были бы более ужасными.

Во всяком случае, такая мысль сегодня блуждает в общественном сознании дагестанцев. Таким образом, отныне руководство Чечни является не только гарантом безопасности дагестанских чеченцев, их силовой поддержкой, а также силой, способной обострять и приглушать конфликты внутри Дагестана только лишь угрозой насилия.

Руководство Чечни отныне стало гарантом мира в Дагестане, во всяком случае в северной его части. Позже в интервью телеканалу "Грозный ТВ" Бувайсар Сайтиев сказал весьма примечательную фразу: "Братья Рамзана Кадырова приехали сюда, показали, чеченский ыйлакх, как надо решать вопросы, правильно решать ситуацию."

Дагестанские чеченцы будут более активно требовать восстановление района, несмотря на то, что их участие уже не понадобится. Они убедились, что они не одни, их поддерживают не на словах, а на деле. На следующий день инцидента представителей дагестанских чеченцев принял Рамзан Кадыров.

9 июля в Казбековский район прибыл Рамазан Абдулатипов вместе с бывшим главой Сайгидпашой Умахановым. Но Ленинаул он так и не посетил и, скорее всего, встречи с местными чеченцами у руководства Дагестана не состоялась.

Отныне влияние Рамзана Кадырова на некоторых дагестанских политиков легализовано. Любые неформальные встречи и взъезды на территорию Дагестана его представителей можно будет представлять изначально "согласованными" с властями Дагестана.

Поскольку последний конфликт в Казбековском районе Дагестана расставил все точки над «i», дагестанские и чеченские политики теперь знают, что может и не может каждая сторона, как дагестанская, так и чеченская.

Кроме того, после острой фазы самого конфликта внимание жителей обеих республик было приковано к заочной полемике между давними политическими оппонентами Рамзаном Кадыровым и Сайгидпашой Умахановым.

Напомним, что их взаимоотношения испортились в 2005 году после аналогичного инцидента, когда несколько сот кадыровцев заехали в Хасавюрт и "разгромили" местное ГОВД. Скорее всего, нынешняя полемика на этом и закончится, как это было в прежнем случае.*

*мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Шамиль Джамалудинов




Источник: Он Кавказ
Остальное по теме "Национальная политика":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений