Российский халяль: между ростом и профанацией

14.06.2016 18:11:04
Российский халяль: между ростом и профанацией


Отечественные производители продуктов питания все более активно осваивают нишу халяльных (разрешенных для мусульман) продуктов — этот сегмент рынка продовольствия сегодня быстро растет во всем мире и привлекает новых игроков из числа ведущих агрохолдингов. Спрос рождает предложение: таким же бизнесом, как и само производство халяль-продукции, стала выдача халяль-сертификатов — занятие, по словам участников этого рынка, весьма прибыльное. Однако обратной стороной этого процесса становится использование маркировки «халяль» в чисто маркетинговых целях или даже прямое злоупотребление ею, поэтому участники рынка настойчиво призывают к выработке единых правил игры.

Россия в халяльном тренде

"Учитывая размер Российской Федерации и рост ее мусульманского населения, все указывает на рост халяльной индустрии в стране. Россия является быстрорастущим рынком халяля", — заявил на днях в ходе ежегодной выставки Moscow Halal Expo представитель Исламского банка развития Яхья Алим Рехман.

С этой точки зрения Россия полностью вписывается в глобальную тенденцию стремительного расширения рынка халяльной продукции, в первую очередь, продуктов питания. Согласно опубликованному в 2015 году докладу Всемирного халяльного форума, общий объем этого рынка составляет $ 1,4 трлн в год, причем ожидается, что в ближайшие годы доля халяльного сегмента в мировом потреблении продовольствия увеличится с нынешних 16% до 20%. Еще более впечатляющие цифры приводятся в заказанном правительством эмирата Дубай исследовании компаний Thomson Reuters и DinarStandard: по их оценке, в ближайшие годы мировой рынок халяльных продуктов и мусульманских услуг (за вычетом услуг исламского банкинга) будет расти на 6,5% в год и к 2020 году достигнет объема $ 2,6 трлн.

В России рынок халяльной продукции находится в стадии становления, и, как отмечает исполнительный директор Ассоциации по развитию халяль-индустрии Иса Бархаев, оценить его совокупный потенциал довольно проблематично. Имеющиеся оценки дают очень большой разброс — в диапазоне от 1,5 до 3 трлн рублей, исходя из общей численности мусульман в России и доли тех из них, которые употребляют халяльную пищу. "Насколько эти цифры обоснованы, утверждать сложно — можно лишь говорить, что рынок халяльной продукции имеет положительную динамику. Мы судим об этом по растущему количеству выданных сертификатов и увеличению числа международных договоров на поставку российской халяльной продукции в Иран, страны Ближнего Востока", — говорит Бархаев.

Для ряда ведущих российских агрохолдингов производство халяльной продукции действительно давно стало самостоятельным направлением бизнеса. Одним из первых крупных производителей, получивших право на использование маркировки "халяль" еще в прошлом десятилетии, стала птицеводческая группа компаний "Приосколье" из Белгородской области. За ней последовали ГК "Черкизово", АПХ "Мираторг", ГАП "Ресурс", ГК "Тавр" (Ростовская область), первой в России открывшая в 2011 году отдельный мясоперерабатывающий завод, сертифицированный по стандартам "халяль", и другие. В структуре ряда известных игроков российского пищепрома халяльная линейка уже занимает довольно приличную долю. Например, у татарстанской птицефабрики "Челны-Бройлер" на халяльную продукцию 50 наименований приходится порядка 13% продаж. Предприятие заявляет о себе как о крупнейшем в России производителе под маркой "Халяль", использующем ручной способ убоя, и первом в стране производителе куриной продукции, который получил от Духовного управления мусульман Татарстана официальное подтверждение о ее соответствии всем нормам шариата.

Многие из лидеров российского рынка продовольствия рассматривают халяльный сегмент как возможность активно осваивать экспортные рынки. Например, входящая в холдинг "Мираторг" Брянская мясная компания в январе первой в России получила разрешение на экспорт говядины в Иран, а практически одновременно крупнейшая в структуре ГК "Черкизово" Васильевская птицефабрика добилась права на поставки своей продукции в ОАЭ. В данном случае Россия также полностью вписывается в глобальный тренд — на мировом рынке халяльной пищи доминируют транснациональные структуры. Крупнейшим мировым халяль-производителем считается холдинг Nestle со штаб-квартирой в Швейцарии, в 2014 году оборот его главного халяльного подразделения, расположенного в Малайзии, составил $ 1,1 млрд.

Халяльный бизнес постепенно проникает и в российскую сферу услуг. Например, в конце 2014 года глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин утвердил стандарт "халяль", регулирующий правила предоставления гостиничных и туристических услуг. "Халяль-сервис еще не стал столь массовым явлением, но в Татарстане уже имеются раздельные парикмахерские, такси, фитнес-клуб, частные медклиники, где врачи обслуживают, соблюдая гендерный принцип", — отмечает известный казанский религиовед, эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов.

Сертификаты нарасхват

Официальным "входным билетом" на рынок халяльной продукции является сертификат соответствия требованиям и стандартам "халяль", наличие которого позволяет производителю размещать соответствующий значок на своем товаре. Выдачей сертификатов занимаются специально уполномоченные структуры при исламских организациях. Например, еще в начале прошлого десятилетия при Совете муфтиев России был создан Международный центр стандартизации и сертификации "Халяль", который выступил инициатором разработки Системы добровольной сертификации "Халяль", зарегистрированной в Ростехнадзоре в марте 2009 года.

В регионах выдачу халяль-сертификатов осуществляют специальные организации, создаваемые при духовных управлениях мусульман. Например, в Центральном федеральном округе это Центр стандартизации и сертификации "ЦентрХаляльНадзор" при ДУМ Москвы и Центрального региона России, а в Татарстане — Комитет по стандарту "Халяль" при ДУМ РТ. Рамками "домашних" регионов их деятельность не ограничивается. Например, в числе организаций, получивших халяль-сертификаты в Татарстане, значатся крупные игроки пищепрома из других субъектов федерации, например, из Ростовской области — мясокомбинат "Тавр", ведущий российский производитель мяса индейки ООО "Евродон" и производитель растительного масла ООО "Астон".

На сегодняшний день количество региональных центров халяль-сертификации близится к десяти, причем, по словам Исы Бархаева, фактически каждое духовное управление мусульман хочет иметь собственный центр, потому что это рентабельно и пользуется спросом, хотя сама сертификация для производителя является добровольной. "Процедура халяль-сертификации представляется затратной, так как стоит задача проверить весь процесс производства, упаковки и транспортировки продукции и внести в него существенные коррективы", — поясняет Бархаев. Правда, размер "среднего чека" на данную услугу он не называет, поскольку стоимость сертификации может существенно отличаться для небольших предприятий, которые только выходят на рынок, и известных производителей, которые хотят сделать производство халяльной продукции отдельным направлением бизнеса.

В появлении большого количества новых центров халяль-сертификации Иса Бархаев видит негативную тенденцию: "Одно дело — центры сертификации, которые давно себя зарекомендовали (Татарстан, Москва, Дагестан): они очень тщательно подходят к выдаче сертификатов и почти не имеют случаев их отзывов. И совсем другое — новые центры в регионах, где нет необходимых условий (квалификации, стандартов, лабораторий и так далее) для полноценной работы, но они готовы выдавать сертификаты направо и налево. Некоторые недобросовестные центры выдают сертификаты „халяль“ даже тем, у кого уже отозвали сертификат в другом центре".

Особенно большие вопросы у первопроходцев рынка вызывают те центры, которые создаются в регионах с малой долей мусульман среди верующих и, соответственно, с небольшим количеством мечетей и незначительным штатом духовенства. Поскольку никаких региональных ограничений по халяль-сертификации нет, центры, поставившие выдачу халяль-сертификатов на поток, весьма напоминают суды в ряде упраздненных в прошлом десятилетии национальных округов, за умеренную мзду "штамповавшие" нужные решения, которые потом предъявлялись к исполнению в любом субъекте федерации. Помимо центров, создаваемых при ДУМ, услуги по выдаче халяль-сертификатов для российских компаний предлагают и другие организации — коммерческие структуры, некоммерческие партнерства, международные фонды. И если в случае с официально зарегистрированными в России мусульманскими организациями дальнейшее использование полученных за услуги средств можно проследить хотя бы теоретически, то куда направляются деньги, поступившие в частные структуры, можно только догадываться.

"Поляна" для профанации

Похожая ситуация складывается и с производителями продуктов питания, желающими выпускать халяльную продукцию. Их стремление войти в халяльный сегмент объясняется не только его быстрым ростом, производным от демографической динамики (в России, как известно, наибольший естественный прирост населения наблюдается в ряде мусульманских республик Северного Кавказа), но и чисто финансовыми соображениями. Как правило, халяльная продукция дороже нехаляльной (по некоторым позициям — на 30−40%), поскольку считается более сложной в производстве и более качественной, что создает дополнительный интерес к ней у игроков рынка продовольствия. Однако грань между удовлетворением потребностей мусульман в правильном питании и желанием заработать на этом зачастую отсутствует.

"В регионах с абсолютным большинством мусульманского населения — Дагестане, Чечне, Ингушетии — большинство производимых продуктов питания можно априори считать халяльными, хотя мы со своей стороны рекомендуем в любом случае пройти процедуру сертификации, чтобы убрать все сомнения в этом вопросе, — говорит Иса Бархаев. — Другое дело — когда отдельные предприниматели, видя растущий спрос на халяльную продукцию и понимая, что могут заработать на этом больше, пытаются быстро войти на этот рынок. Допустим, какой-нибудь региональный производитель полуфабрикатов в Самаре решил заработать на „халяльной“ продукции. В таком случае он либо покупает сертификат в одном из сомнительных центров, либо самостоятельно ставит на своем товаре значок „халяль“ и торгует им, пока не „засветится“, то есть пока на такие факты не обратят внимание авторитетные центры сертификации либо органы по защите прав потребителей".

Переломить эту тенденцию естественным путем, за счет органического роста "априори халяльных" производителей, в перспективе ближайших лет явно не удастся. В тех же республиках Северного Кавказа попросту нет крупных местных агрохолдингов, способных полностью закрывать потребности даже местных мусульман в халяльной продукции, не говоря уже о том, чтобы экспортировать ее в другие регионы России или за границу. Несколько лет назад, когда в Дагестане был заявлен мегапроект птицефабрики "АгроДагИталия" стоимостью 14 млрд рублей (кстати, так до сих пор и не построенной), было подсчитано, что в этой республике с населением порядка 3 млн человек производится 15 тысяч тонн мяса птицы и 110 млн яиц при необходимости, соответственно, 75 тысяч тонн и 800 млн, то есть присутствовал разрыв между растущим спросом и ограниченным предложением в 5−7 раз.

Понятно, что все это создает хорошие возможности для поставок в республики Северного Кавказа халяльной продукции из других регионов с более развитым собственным производством. Но в то же время открывается и богатое поле для желающих заработать на ходовом бренде легкие деньги, особенно если вспомнить, что в самых исламских регионах СКФО — Дагестане, Чечне и Ингушетии — практически отсутствуют крупные розничные сети, торгующие продукцией ведущих агрохолдингов.

Халяль с харамной начинкой

За последние несколько лет в России действительно было немало скандальных сюжетов, связанных с недобросовестным использованием маркировки "халяль". Например, в 2014 году Международный центр "Халяль" Совета муфтиев России призвал мусульман отказаться от приобретения соответствующей продукции мясоперерабатывающего комбината "Царицыно", в которой было обнаружено использование свинины. При этом в центре отметили, что компания выпускает продукцию "халяль" с привлечением некой организации "Евразийская инспекция Халяль", не имеющей отношения к мусульманским организациям РФ. В открытом официальном письме генеральный директор центра "Халяль" Айдар Газизов заявил, что по итогам аудитов ОАО "Царицыно" было принято решение о прекращении договорных отношений с этим предприятием в связи с выявлением грубейших нарушений стандарта "Халяль". Тогда же под подозрением оказался еще один крупный российский производитель — птицефабрика "Акашевская". Центр "Халяль" уличил ее в незаконном использовании чужих логотипов с целью вывода своей продукции на экспорт.

В 2014 году в ходе проверки казанских "халяльных" кафе и ресторанов специалистами комитета "Халяль" при ДУМ Татарстана и Союза мусульманской молодежи России выяснилось, что в некоторых из них можно было приобрести алкоголь. Кроме того, оказалось, что официальное право называться халяльными имели лишь 14 заведений, а остальные 8 использовали вывеску "халяль" как маркетинговый ход. Им было предложено пройти сертификацию, которая два года назад стоила 12 тысяч рублей сроком на один год. Еще одна история из этой серии приключилась в январе в городе Когалыме Ханты-Мансийского автономного округа, где местным управлением Роспотребнадзора была приостановлена деятельность магазина "Халяль" в связи с его антисанитарным состоянием.

Впрочем, подобные истории характерны не только для России — несоответствие продукции халяльным стандартам имело место даже у транснациональных производителей. Например, несколько лет назад Nestle пришлось отозвать большую партию своих халяльных сосисок из мяса курицы, в которых были обнаружены следы свинины.

Смежную нишу с такими сюжетами занимает явление, которое можно назвать халяль-маркетингом. Раис Сулейманов вспоминает, как в 2011 году в Казани проходила выставка халяльных товаров, однако помимо продуктов питания на ней были представлены мебель и посуда. "Потом СМИ пестрели репортажами про халяльные табуретки и сковородки, что само по себе нелепо, ибо на подобную продукцию никак не могут распространяться шариатские принципы дозволенности использования. Но этот случай показал, что в погоне за клиентом производители готовы хвататься за халяльность как за бренд качества", — говорит Сулейманов, отмечая, что халяльные мясные продукты в Татарстане пользуются популярностью и у немусульман, которые воспринимают их как "более качественные". Однако, по его мнению, стопроцентно халяльный формат способны выдерживать только небольшие мясные лавки при мечетях, а крупные гастрономы не могут полностью перейти исключительно на халяльную продукцию. Поэтому в обычном магазине в Казани халяльные товары соседствуют с харамными: можно купить свиной шпик, а можно взять халяльную курицу.

В Ассоциации по развитию халяль-индустрии полагают, что во избежание дальнейших скандалов с недобросовестным использованием маркировки "халяль" необходимо сформировать единый российский реестр производителей халяльной продукции. В настоящее время такие списки есть только у отдельных центров, которые выдают халяль-сертификаты, — например, в комитете "Халяль" при ДУМ РТ в нем значится порядка 100 участников, включая 26 индивидуальных предпринимателя и крестьянско-фермерских хозяйства.

Однако даже появление такого списка вряд ли снимет главный вопрос: каким образом отделить естественное для мусульман стремление потреблять дозволенную исламом пищу и услуги от банального стремления ряда компаний — особенно лидеров в своих отраслях — к наживе на модном рыночном тренде? Безусловно, мусульмане готовы платить за халяльную продукцию или услуги больше, но при этом оказываются в зоне риска, поскольку с точки зрения чистой экономики халяль-продукция — это не более чем перспективная рыночная ниша, а о том, каким образом вести себя компаниям, нацеленным на освоение таких сегментов, написаны сотни книг.

В качестве аналогичной ниши можно вспомнить рынок органической продукции, который с 2009 по 2013 годы в России вырос почти в два раза — с $ 97,7 до $ 167,1 млн (по данным Союза органического земледелия). Здесь, как и в случае с халялем, очевиден исходный посыл — нормальное желание человека качественно питаться, но в реальности продукция с этикеткой "эко" — это зачастую лишь маркетинговый ход. Любой быстрорастущий рынок заставляет многих игроков закрывать глаза не только на нормы качества, но и на элементарную этику, так что без новых разоблачений в халяль-сегменте — и в России, и в мире в целом — явно не обойтись.





Источник: EADaily
Остальное по теме "Внутренняя деятельность":

Назад в раздел

Оставить комментарий:

Защита от автоматических сообщений